Подборка полезных публикаций для веб-мастеров и заказчиков

Как системный администратор из Тюмени стал мировой ИТ-звездой

29.12.2017 | hightech.fm

Это интервью сломает ваши стереотипы о том, что такое профессиональное образование и что вуз — это обязательный пункт в достижении карьерного успеха. Как показывает пример Дениса Зуева, парня из российской глубинки, сегодня можно вообще отказаться от получения классического технического образования в России или за границей, но при этом стать ИТ-специалистом мирового уровня. Профессионалов, равных Денису, сегодня в мире не более десятка. У него нет ни красного, ни синего диплома, но он тренирует специалистов из Apple, подтягивает уровень сотрудников Microsoft, реализует проекты для Facebook и Google. А Cisco привлекает его для разработки своих сертификационных экзаменов.

Лучше всего о Денисе и о его профессиональных успехах говорит загадочная строчка, которая служит подписью в его электронных письмах: 6xRHCA | 6xCCIE | 4xJNCIE | CCDE | HCIE | VCIX-NV. Для далекого от сетевого администрирования человека это похоже на непонятный шифр. Но те, кто понимают, видят за этими наборами букв почти недостижимый уровень профессиональной подготовки. За ними годы проведенные без выходных и отпусков, невероятная самодисциплина и целеустремленность. «Хайтек» рассказывает сегодня историю о том, как обычный системный администратор из тюменской компании превратился в топового мирового специалиста. Надеемся, она многих воодушевит.

— Денис, расскажи о себе.

— Я уже более 10 лет плотно занимаюсь многими вещами, связанными с ИТ. Но можно сказать, что мое знакомство с этой отраслью началось с компьютерных сетевых игр. Когда я учился в школе, я профессионально занимался киберспортом: выигрывал соревнования, у меня были контракты, рекламодатели. Я месяцами готовился к соревнованиям по Quake, Starcraft, Warcraft. Занимал места на всероссийских турнирах. Но в какой-то момент я осознал, что пора завязывать с игрушками и искать нормальную работу. Тогда я уже подрабатывал системным администратором в Тюмени: знакомые меня устроили в НИИ при Тюменском нефтегазовом университете. Мне нравилось и я решил развиваться в этом направлении.

— Ты пошел в вуз?

— Не совсем. Я понимал, что в ИТ ценятся самые новые подходы, самые последние практики. Кто разбирается в них, кто может их применять, тот и будет успешен. На тот момент никто в отрасли на образование не смотрел. Когда я приходил на собеседования, основными требованиями были технические навыки. При этом ни в Тюмени, ни в Москве подходящих вузов не было. Если и были близкие по специализации, то они давали такую информацию, что с ней только в гроб.

Тогда я решил, что единственное, чем может помочь мне высшее образование — научить английскому языку. А уже с ним на специальных тренингах и курсах можно будет развиваться самостоятельно. До этого я обошел множество языковых школ, но везде был недостаточный для меня уровень. В итоге я выбрал кафедру Романо-германской филологии в Тюменском государственном университете. Мне хватило ровно полтора года, чтобы поднять свой уровень языка до необходимого в профессиональной карьере.

Я начал разбираться в документации, понимал о чем пишут профильные ресурсы. Я полностью ушел из университета в профессиональную деятельность. Но это не значит, что образование закончилось, напротив, оно только началось. Начался путь постоянной сертификации и подтверждения все новых и новых уровней квалификации. Я учился каждый день. В моей деятельности об уровне незнакомого человека говорят в первую очередь его экспертные степени или сертификации, которые он получил — это те самые шифры из подписи в электронном письме. Они дают любому HR-у гораздо больше информации, чем любые слова.

— У каждого крупного вендора: Cisco, Huawei, Red Hat есть свои системы сертификации специалистов. Все они, как правило, делятся на три уровня: новичок, профессионал и эксперт — самый высший и сложный. У тебя полный комплект всех сертификатов, включая самые сложные.

— По затратам времени и сил получение этих степеней, наверное, не уступает получению высшего образования или MBA. Такие сертификаты имеют международный уровень. В любой стране, в любой компании знают, что значат эти сертификаты и что за ними стоит.

В той же Cisco экспертом можно стать по нескольким направлениям: Routing and Switching, Service Provider, Security, Wireless, Storage и т.д. Получить степень эксперта хотя бы по одному из них уже достижение, на такого специалиста постоянно будет спрос, потому что их система сертификации признана всем сообществом. Я же не смог остановиться на одной — аппетит приходит во время еды. После получения очередного сертификата, понимал, как много я еще не знаю. Дошло до того, что я оказался одним из немногих в мире, кто получил все.

— Расскажи подробнее об истории с сертификацией, зачем это нужно?

— Профессиональная сертификация и получение экспертных уровней в сетевой отрасли — важная история как для начинающего специалиста, так и для уже состоявшегося эксперта в ИТ индустрии — по ним судят о специалисте. Это своего рода дипломы об образовании, которые принимают в любой мировой компании. Существует несколько направлений и уровней сертификации, они зависят от вендора. Одна из самых объемных, сложных и признанных всеми систем сертификации у Cisco — Cisco Certified Internetwork Expert (CCIE). Уровни этой системы выдаются только тем специалистам, которым удалось сдать экстремально сложный 8-ми часовой экзамен, состоящий из большого количества заданий. Эти экзамены созданы командой экспертов мирового уровня. Сдать его равносильно, если не получению нобелевской премии, то скажем, получению разрешения на строительство небоскреба в центре столицы. На данный момент у меня получены все экспертные сертификации от компании Cisco Systems — это те самые CCIE, все экспертные уровни Juniper Networks — это JNCIE. Есть 6 экспертных уровней Red Hat — RHCA, и другие.

— И как готовиться к такому?

— Не буду врать — это очень сложно, но стоит того. Для меня первым и самым главным пунктом было самопожертвование и расстановка приоритетов. Без этого очень сложно добиться высокого результата. Тут мне помогли профессиональные занятия киберспортом в детстве. Тогда мне приходилось по 18 часов в день на протяжении нескольких месяцев проводить в подготовке к соревнованиям. Это абсолютно отличается от игры ради удовольствия. Ты вынужден концентрироваться, контролировать себя, играть с одними и теми же людьми. Не каждый может выдержать такое испытание. Уровень контроля и концентрации, который я приобрел, играя, во многом помог мне в достижении профессиональных успехов.

Когда готовишься времени свободного не остается вообще. Основная моя подготовка проходила в Москве, где я параллельно работал. Получалось так, что не было ни выходных, ни свободного времени. Только сон, работа и учеба. Я приходил на работу к 10 утра. уходил в 12 ночи. Час проводил в тренажерном зале, в 1:30 ложился спать, а потом круг повторял заново. И это продолжалось три года.

Вторым важным пунктом для меня было найти правильный ориентир, звезду, к которой хотелось бы приблизиться — такого человека, который, имея примерно те же исходные данные, добился наилучшего результата в выбранной мной профессиональной области. В моем случае таким примером стал Петр Лапухов. Это известный специалист в области администрирования и сетей. На тот момент ему удалось получить 4 экспертных сертификации CCIE за 16 месяцев. Он был легендой в отрасли, его знали во всем мире. Для меня его достижения казались чем-то невообразимым. Но я подумал, если смог он — смогу и я. В итоге я даже обогнал его. Сейчас он тоже работает в Кремниевой долине.

Третий пункт необходимый в подготовке — это опыт работы в данной сфере. Необходимо не просто работать с тем или иным оборудованием или ПО, но стараться быть экспертом, вникать в малейшие детали и не забывать делится своими знаниями, и быть открытым для них. Без взаимодействия с «железом» прогресс невозможен.

— Это дорого?

— На все это уходит очень многого ресурсов. Это не только время и физические ресурсы, но и очень большие деньги. Для обучения теории недостаточно. Приходится иметь дело с оборудованием на миллионы долларов. Такое невозможно купить, часто трудно найти, приходится арендовать, чтобы научиться. Я как-то подсчитал, что на одну из экспертных степеней у меня ушло $15 000: это обучение, аренда оборудования, сам экзамен. После этого решил, что не буду считать деньги, чтобы потраченные суммы не пугали. Я не знаю общую сумму, но каждый экзамен на эксперта — это минимум несколько тысяч долларов.

— Официальная статистика компании Cisco Systems говорит, что с первой попытки сдают только 3% из тех, кто пытается. Как эти экзамены прошли у тебя?

— В основном ИТ-специалисты сдают эти экзамены со 2-й или 3-й попытки — это снова время, снова трата больших денег. Обычно процесс подготовки к одному такому экзамену занимает в среднем около года. В моем же случае мне удалось получить все 7 доступных на текущий момент экспертных сертификаций CCIE в течение 18 месяцев и все с первой попытки — это неофициальный мировой рекорд. Есть сайт, где собирается статистика. Там числится почти 19 000 экспертов со всего мира, но только я смог справиться за такой короткий срок.

— Что получаешь после экзаменов?

— Я думаю, не найду человека, у которого бы не окупились все его вложения в получение экспертных степеней. Они котируются во все мире, всеми компаниями. В моем случае после первой же степени моя зарплата увеличилась на 35%, после второй на 25%, после третей о деньгах уже не думаешь. Автоматически с получением всех степеней получаешь известность в мировом сообществе. Тебя зовут проводить тренинги, консультировать, выступать ментором. Бывает, в месяц я получаю больше за консультации и обучение, чем на основной работе.

— Кто обращается к тебе за обучением и сколько это стоит?

— По-разному. Обращаются все: от частных специалистов до целых компаний. Я принципиально не беру новичков, потому что считаю это бесполезной тратой времени, денег и сил. Советую им воспользоваться массой доступных материалов и ресурсов. Беру только специалистов высокого уровня. Цены бывают разные от $500 до $7000. Зависит от случая, от проблемы, от того, кто приходит: компания или человек как частное лицо. За долгое время многие ученики превратились в друзей. В этом случае можем и просто пообщаться по интересующей теме.

Если смотреть на то, из каких компаний ко мне приходят обучаться и консультироваться, то это ведущие специалисты из Cisco Systems, IBM, Google, Microsoft, AT&T, Verizon, Twitter, Visa, Apple, Dropbox и другие. Как правило занятия с ними я веду в формате закрытых тренингов, каждый раз это своя уникальная программа.

— Степени и сертификации все же средства, помогающие в карьере и работе. А чем сейчас занимаешься, где работал раньше, какие крупные проекты были?

— Мои клиенты — это в основном крупнейшие телеком-компании, сервис-провайдеры, очень крупные enterprise-предприятия из банковской сферы, из ритейла. К сожалению, текущие проекты защищены соглашением о неразглашении, но могу сказать, что до них были ATT, Verizon, Cisco Systems, Juniper Networks, Microsoft, Google, Bloomberg, HP, Dell. Также очень много стартапов, о которых весь мир узнает буквально через год — полтора. Был большой кейс с компанией CenturyLink — это американская телекоммуникационная компания, которая занимает третье место в США по отрасли после AT&T и Verizon и имеет одну из самых крупных по протяженности магистралей. Для них мы делали с нуля проект по IP TV. Если вспомнить Россию, то тут в основном были крупные государственные проекты. В Тюмени мы строили президентскую библиотеку и полностью обеспечивали там сеть, серверы, резервное хранилище. Были также Ростелеком, Билайн, Трубная металлургическая компания, различные научные институты, РАО ЕЭС, топ-10 российских банков, РЖД. Сейчас я реализую уже не только то, что узко связано с сетями, но целые сложные инфраструктурные решения с нуля. В зависимости от проекта это разные решения: например строительство дата центра, или реализация критической инфраструктуры.

В начале своей карьеры я работал в крупной Тюменской компании, когда перебрался в Москву — устроился в Bell Integrator, где руководил командой из 370 человек. С Bell я и переехал в США, где был необходим такой человек, как я, чтобы развивать бизнес. Но сейчас я решил уйти из Bell, чтобы наконец появилось свободное время. До этого я 10 лет работал и учился без перерыва. Сейчас появилась семья, дополнительные активности, поэтому я решил освободить время. В свободное время учу людей, пишу книги, занимаюсь саморазвитием.

— Чтобы было еще понятнее, в чем заключается твоя профессиональная деятельность, расскажи про один из самых сложных проектов.

— Один из таких проектов — это создание Тюменской областной научной библиотеки и Регионального филиала президентской библиотеки. Сложность заключалась в том, что оба проекта были тесно связаны и интегрированы друг с другом, но имели абсолютно разные требования, как с технической стороны, так и с организационной точки зрения. Это сравнимо с тем, как если бы где то в России были отдельные города стран Европейского союза, и наоборот, в Германии были представлены и существовали отдельные города России, причем не один а сразу несколько.

Учитывая определенные временные рамки и количество компонентов, которые были вовлечены в данный проект, это казалось изначально вообще невозможным. Сам проект по длительности занял около 14 месяцев. Звучит как будто это много времени, но если вычесть отсюда многочисленные согласования с органами власти, поставку оборудования, другие бюрократические издержки, сдачу проекта и обучение персонала обеих библиотек, то времени не остается вообще. При этом была масса оборудования от сотни производителей. Мы установили 14 тысяч различных компонентов, среди которых десятки коммутаторов и маршрутизаторов, сотни серверов, тысячи конечных устройств, десятки километров проводов и других соединительных элементов, — все это только небольшая часть того что было сделано в рамках данного проекта.

Проект был по масштабу не просто федерального уровня, а можно сказать международного. Так, в решении использовалось достаточно много инновационных решений, поэтому настраивать некоторые из них приезжали аккредитованные и сертифицированные специалисты из других стран. Это создавало дополнительные сложности, так как наши методы работы очень сильно различались, но работать нужно было вместе, чтобы выполнить поставленную цель. За простые задачи я никогда не брался, и практически любой проект, в котором мне когда-либо приходилось участвовать, всегда включал сложную и трудоемкую работу.

— Твой успех заметила и сама Cisco. Компания позвала разрабатывать новые сертификационные экзамены. Расскажи про это.

— Я стал первым сторонним экспертом, которого пригласила Cisco. После того, как они поняли, что со мной это сработало, они начали чаще применять практику приглашения гостей. Я несколько раз лично участвовал в разработке таких сертификаций, в составе групп из других международных ИТ экспертов. Это длительный и сложный процесс. Что логично — потом специалисты по всему миру будут тестироваться и готовиться по разработанным вами материалам.

Первый этап разработки таких экзаменов занимает 5 полных рабочих дней. Приглашаются уже сертифицированные технические эксперты в своей области со всего мира, приглашаются люди, имеющие определенный вес в ИТ-индустрии. Их запирают в конференц-комнате, полностью изолируя от внешнего мира для достижения максимального эффекта. Так как речь идет о разработке образовательного контента, то на первом этапе всегда присутствует эксперт по социальным и психологическим дисциплинам — обычно это доктор психологических наук с многолетним стажем, который корректирует ход событий с психологической точки зрения. В итоге все эксперты единогласно приходят к проекту, по которому уже на последующих этапах разрабатываются обучающие материалы и по которому идет создание самих экзаменов.

Последующие этапы занимают в среднем 9-12 месяцев. Более сотни людей различного уровня участвуют в этом. Эти экзамены состоят как из теоретической, так и практической части, поэтому можно понять, что процесс достаточно сложный и трудоемкий, и специалист сдавший такой экзамен, готов к выполнению комплексных и сложных задач в своей сфере. Именно поэтому любая должность в ИТ по всему миру имеет в требованиях магические CCIE, JNCIE, HCIE или RHCA.

— Когда происходит обучение новым навыкам, как поддерживаешь уровень эксперта?

— Это приходится делать в основном свободное от работы время. Я занимаюсь написанием книг, технических статей, даю интервью в различные издательства, помогаю юным ИТ-специалистам по всему миру делать правильный выбор в их начинании, а также занимаюсь обучением уже состоявшихся экспертов в ИТ индустрии. Ежедневно, мне приходят предложения о работе, различные запросы на участие в конференциях, а также письма с благодарностью со всех уголков мира, и их очень сложно оставить без внимания. Свободного времени остается очень мало, но я стараюсь давать советы начинающим и быть для них тем, кем Лапухов был для меня. Вся эта деятельность помогает развиваться.

— Что важно при переезде в США?

— Чем выше уровень английского, тем будет проще адаптироваться, работать и жить. Но в целом это конечно зависит от должности и обязанностей. В моем случае, были необходимы сильные коммуникативные навыки, так как необходимо было встречаться с крупными заказчиками на уровне высшего менеджмента, вице-президентов и генеральных директоров. И это требовало свободного владения английским языком. Одной отличительной особенностью является то что такие встречи в России обычно проходят в соответствии с деловым этикетом зачастую в офисных помещениях. В США в основном такие встречи проходят в барах, кафе или ресторане за кружкой чая, или даже пива. И абсолютной нормой является обсуждение каких то обыденных и повседневных вещей.

— Какой в целом прогноз для индустрии?

— Практически каждый день я получаю все больше и больше вопросов как от начинающих, так и от уже опытных ИТ-специалистов о перспективах open source решений. Если еще 15 лет назад открытое ПО использовалось в достаточно ограниченной форме и узких сферах, являясь чем-то непонятным, то на сегодняшний день опыт работы с ним является чуть ли не базовым навыком для любого ИТ-специалиста, в том числе сетевых специалистов. В сетевых технология особенно в Штатах идет активный переход на open source решения с проприетарного ПО. Происходит буквально тектонический сдвиг в сторону свободного ПО. Раньше подавляющее число компаний использовало железо с предоставленным вендором софтом. Это называется vendor lock. Модель при которой нельзя уйти от решений конкретного вендора и ты не можешь от него уйти. На него завязаны специалисты, контракты, это очень ограничивает. Но сейчас все больше производителей продают просто платформы без софта. Например коммутатор на 100 портов, но без ОС. И ты сам выбираешь ПО, решаешь, что делать, как делать. И такие решения очень хорошо интегрируются в системы автоматизации.

Все больше и больше решений базируются или же очень плотно интегрируется с решениями на открытом коде. Примеров можно приводить множество, но тот факт что самые крупные компании и заклятые враги открытого ПО — такие, как Майкрософт — инвестируют миллионы долларов и сами использует открытое ПО для решения своих проблем, говорит о многом. Они признали, что проиграли эту битву. По моим прогнозам, тренд будет только усиливаться, дальше open source будет все глубже проникать во все сферы. Все-таки сообщество всегда сильнее отдельной компании.

Также прогнозирую, что в будущем компании начнут переходить на локальные облачные дата-центры. Если у компании достаточно большой оборот, то ей выгоднее будет реализовать свое облако. Это также будет связано с проникновением открытого ПО во все сферы. Параллельно вся отрасль продолжит масштабную автоматизацию. Появится большой интерес к разнопрофильным специалистам с навыками программирования. Например, на сетевых специалистов с навыками в области облачных решений, девопс, и автоматизации. Но основной тренд — open source.

сохранить ссылку